Бизнес и вирус

02 Июня 2020 13:43
Бизнес и вирус. Изображение  borshmedia.ru
Изображение borshmedia.ru

С 28 марта обычная жизнь Камчатки изменилась. Деловая жизнь всей России и каждого региона замерла после объявления режима повышенной готовности в связи с угрозой распространения коронавирусной инфекции. Малый и средний бизнес в растерянности. Кто сможет подняться после пандемии, кого поддержат в период турбулентности, чем может помочь власть бизнесу? На эти вопросы нам ответила врио министра экономического развития и торговли Камчатского края Юлия Морозова.

- Юлия Сергеевна, сколько средств Камчатский край может выделить на поддержку пострадавших отраслей экономики?

- Если говорить о прямой поддержке, то есть о «живых» денежных средствах, которые предприниматели получают в виде прямых выплат – субсидий, льготных кредитов, беспроцентных ссуд, гарантий и и т.д., то сегодня эта сумма составляет почти 500 млн руб. Кроме прямых выплат, мы предоставляем косвенную финансовую помощь, которая выражается, например, в виде налоговых льгот – это те затраты, которые предприниматели не понесут. Такие льготы складываются в сумму размером почти в миллиард рублей: это налоги, которые государство не станет собирать с бизнеса.

Если суммировать всё вместе, то получается, что на текущую дату мы тратим на поддержку экономики около полутора миллиардов рублей.

- Какие меры поддержки предпринимательства выработаны сегодня и какие из них показали себя как наиболее востребованные и эффективные?

- Мер поддержки выработано уже так много, что можно издать отдельную довольно увесистую брошюру. Это хорошо, потому что каждый предприниматель может выбрать именно ту меру, которая лучше всего поможет в его ситуации. Есть федеральные меры, которые распространяются на все предприятия, где бы они ни находились, есть региональные – для Камчатского края, и есть группа муниципальных мер, которые предложены муниципальными образованиями (в основном касаются налоговых льгот и арендных платежей).

Все меры можно условно разделить на несколько больших блоков. Во-первых, это налоговая поддержка в виде льгот от отсрочки до полной отмены платежей. Во-вторых, арендные льготы: снижение арендных платежей тоже вплоть до их полной отмены.

Третья группа, самая крупная, это поддержка малого и среднего бизнеса. Создан очень большой список мер, включающий и субсидии на разные цели (на пополнение оборотных средств, на выплату заработной платы, на закупочные процедуры и т.д. – спектр довольно широк), и льготные кредиты под один процент (предприниматели могут получить до 500 тысяч рублей), и беспроцентные ссуды, и гарантии.

Отдельная большая группа – банковская поддержка, её мы реализуем совместно с федеральными банками, давая возможность взять банковские кредиты на разные цели под доступные низкие проценты.

Ещё одна большая группа – поддержка работодателей, предпринимателей, которые не увольняют своих работников. Эта группа предусматривает в основном прямые выплаты.

Как я уже сказала, внутри каждая из больших групп содержит очень много разнообразных мер. Какие из них самые востребованные? Понятно, что больше всего люди любят, когда к ним напрямую приходят деньги. Поэтому мера номер один, самая популярная и востребованная, это субсидии: заполнил все необходимые документы и получил выплату – от 150 тысяч до 500 тысяч рублей.

На второе место я бы поставила налоговые льготы. Они не так востребованы, как субсидии, но тоже очень важны, и сейчас к ним обращаются всё чаще, особенно предприятия, работающие по упрощённой системе налогообложения, потому что уже пошли квартальные авансовые платежи, и люди вздохнули облегчённо: им не пришлось эти авансовые платежи по налогу платить.

На третьем месте – кредитно-банковская поддержка.

- Где можно увидеть весь перечень существующих мер поддержки?

- На сайте правительства Камчатского края https://kamgov.ru/, на главной странице вся верхняя часть посвящена коронавирусу, и сразу под цифрами в голубом прямоугольнике – меры поддержки бизнеса. Достаточно кликнуть, и открывается весь список и другая информация, актуальная для предпринимателей.

- Перечень отраслей экономики, отнесённых к зоне риска в Камчатском крае шире, чем федеральный. Насколько наши региональные меры поддержки «щедрее»?

- Да, если смотреть по количеству отраслей, то у нас их на девять больше, чем в федеральном перечне, и сами отрасли отличаются. Мы составили перечень, исходя из отраслевой специфики региона, и, если сравнивать с федеральным перечнем, у нас 14 отраслей, которых в федеральном перечне нет. Например, мы посчитали, что нужно поддержать строительство, добавили морской транспорт, как пассажирский, так и грузовой, включили всю сферу культуры, потому что она вся стоит – киноцентры, театры, выставки. Посчитали, что в поддержке нуждаются и арендодатели – потому что арендаторы не в состоянии вносить платежи за аренду имущества.

И, если говорить о содержании мер, на мой взгляд, региональные не уступают федеральным. Понятно, что там миллиарды рублей выделяются на поддержку, и можно оперативно эти деньги получить. Но всё-таки они рассредоточены на всех, и в итоге суммы получаются очень скромные, мало ощутимые. А региональные – сконцентрировались только на самых пострадавших отраслях и за счёт этого более увесисты и, мы надеемся, послужат опорой отраслям, которые просели в результате пандемии.

- Возникают ли у бизнеса какие-либо проблемы при получении поддержки?

- Только технические, когда предприниматели неправильно заполняют документы или предоставляют не те. Но эти моменты решаются в течение 2-3 дней, и затем предприниматели получают свою поддержку. С налоговой службой мы работаем в тесном контакте – там тоже отмечают только технические пробуксовки, которые также устраняются в рабочем порядке.

Есть группа бизнесменов, которая жалуется, что мы не включили их отрасли в список пострадавших, и считают, что у них проблема при получении поддержки. Но это уже другой вопрос.

- Как формировались предложения по поддержке бизнеса?

- С первых дней – при активном участии бизнес-сообщества. Как только всё началось (мы ещё не понимали тогда всех масштабов), мы начали формировать перечень пострадавших отраслей и делали это в социальных сетях. В течение нескольких суток шло массовое обсуждение, и перечень был сформирован вместе с бизнесом.

Сейчас каждую неделю, как минимум один раз, а чаще – несколько, собираемся с предпринимателями, главным образом с отдельными крупными представителями пострадавших отраслей и с деловыми объединениями, и обсуждаем, насколько мера востребована, и что в ней не так, чтобы оперативно её откорректировать. Практически каждый день контактируем с общественными организациями «Деловая Россия», «Российский союз промышленников и предпринимателей», другими общественными профессиональными организациями. Например, две недели подряд встречаемся с риэлторами, им тоже пытаемся помочь.

- Все ли предложенные меры заработают?

- Работают все. Конечно, более крупный бизнес говорит, что ему мало, что эта поддержка для него неощутима, такие жалобы есть. Но на сегодня все меры работают, и они постоянно дополняются, например, с 9 июня вводятся дополнительные налоговые льготы – целая серия для тех, кто даёт скидки по арендным платежам. Предприниматели, арендующие площади в торговых центрах, уже два месяца в чистых убытках, ничего не получают, но оплачивают аренду и коммунальные услуги. Поэтому мы предложили аредодателю освободить арендаторов от арендной платы или хотя бы дать им 50-процентную скидку, а взамен такие арендодатели будут освобождены от налога на имущество.

Введены льготы по транспортному налогу, по упрощённой системе налогообложения, по всем региональным налогам, каким возможно, и со следующей недели будем вводить по муниципальным налогам, например, по ЕНВД ставка снижается как минимум на 2 процента.

- Есть ли объективные данные, сколько предприятий, ИП в списке пострадавших? Сколько там работников?

- По нашим оценкам, на текущий момент не меньше двух тысяч предприятий и ИП закрыты, и без работы остаются около 10 тысяч человек – работники этих предприятий, включая самих индивидуальных предпринимателей. С 12 мая ситуация несколько улучшилась, потому что были открыты некоторые предприятия, маленькие непродовольственные магазины, парикмахерские, салоны красоты. Тем не менее, цифры пока остаются на тревожно высоком уровне.

- Отслеживаете ли вы ситуацию с увольнениями?

- Ситуацию с увольнениями отслеживает Агентство по занятости населения и миграционной политике Камчатского края, но они видят тех, кто официально работал, и кого официально уволили. По этим данным, сегодня больше тысячи человек перешло в режим неполного времени, и размер их заработной платы значительно уменьшился. Более двух тысяч человек простаивают и ничего не получают. То есть, на данный момент по официальным данным, пострадали более трех тысяч камчатцев. Мы понимаем, что эти данные надо, скорее всего, умножить на два. Есть ещё и безработные граждане, но численность официально зарегистрированных безработных в крае не сильно возросла – на 114 человек. Тоже, конечно, плохо – больше ста человек потеряли работу, но при этом надо помнить, что мы не видим всех тех, кого просто отправили по домам, сказав: «Сидите, не работаем, денег нет». Это скрытая, теневая часть рынка труда, но всё равно мы её оцениваем, понимаем, что здесь речь идёт о тысячах людей. По нашим оценкам, не менее 6 тысяч человек сегодня сидят дома, не получают деньги и, конечно, страдают от этого.

-На ваш взгляд, какие отрасли и бизнесы на Камчатке не смогут подняться после сегодняшнего удара?

- Я бы выделила тройку отраслей, которые, по моему мнению, пострадали больше других. Это, прежде всего, туризм (он просто намертво стоит, туркомпании показали нам 100-процентное снижение выручки). На второе место я бы поставила общепит. Отдельные предприятия что-то готовят на вынос, пытаются развивать дистанционную торговлю, но это не решает проблему и не сопоставимо с объёмами, которые были до введения ограничений. И третье место занимает торговля непродовольственными товарами – торговые центры, маленькие бутики. В этой сфере тоже очень печальная картина. Люди вложили деньги, завезли весеннюю коллекцию обуви, одежды, а торговли нет. Позже распродать это всё можно будет только с очень большими скидками. Конечно, это убытки, а для кого-то его маленький магазинчик – единственный источник заработка.

Есть и другие отрасли, можно не меньше 20 отраслей назвать, которые пострадали, но в них задействовано гораздо меньше малых предпринимателей и заложен больший запас прочности. А «малышам» будет очень тяжело – и не все смогут оправиться.

- А кому ситуация сыграла на руку? Кто может стать сильнее?

- Действительно, при любом кризисе есть те, кто выигрывает (как и в войну). И сейчас в нашем регионе тоже есть те, кто выиграл от сложившейся ситуации: не закрывались продуктовые магазины, и там в первый месяц был ажиотажный спрос, принёсший очень большие выручки. Аптеки за месяц-другой, похоже, годовую выручку сделали. Но это выигрыш однократный – «сорвали куш» и работают дальше как обычно. А по-настоящему выиграли, на мой взгляд, те, кто сумел подстроиться, найти новые решения.

Мы все активно перешли на дистанционную работу: и образовательные организации, и те, кто занимается организацией форумов, съездов, конференций. Закончится пандемия, а уже многим полюбилось заказывать еду – эта услуга не была у нас так популярна, а сейчас мы будем пользоваться ею чаще. Дистанционная торговля и раньше неплохо развивалась, а сейчас получила очень хороший импульс. В общем, все, кто нашёл, сумел выдумать не только технологические, но и любые новые решения – получили развитие. Также и в сфере предоставления государственных услуг: мы перешли на электронные услуги по максимуму. Таким образом подтолкнули к освоению этих способов взаимодействия с государственными учреждениями тех, кто раньше не хотел, думал, что не сможет (особенно старшее поколение). Смогли – освоили. И в телефонах, и в компьютерах, и теперь радуются, что научились, и ходить никуда не нужно. Это значительно облегчило жизнь и получателям услуги, и тем, кто её предоставляет.

- Можно ли оценить, какой урон экономике региона уже нанесен пандемией?

- Пока можно определённо говорить только о бюджетных потерях. По налоговым платежам они оцениваются в пределах 8-9 млрд рублей. Наши «чистые» потери (те деньги, которые мы потратили на непредвиденные нужды – на закупку средств индивидуальной защиты, аппаратов ИВЛ, коек, санитайзеров и всего прочего) уже составляют почти полмиллиарда рублей и дополнительная потребность – еще 3 млрд рублей. Если сложить эти суммы, то видно, что порядка 12 млрд рублей – прямые потери экономики. Но есть ещё непрямые потери: будет недовыпущена продукция, снизится объём производства, сократится количество рабочих мест, упадут общие доходы – такие косвенные потери будут длится ещё долго. И оценить их масштабы нам ещё только предстоит. В данный момент каждый день простоя обходятся примерно в 100-130 млн рублей выпадающих доходов (недополученного валового регионального продукта).

- Возможно ли перенаправить средства, запланированные на нацпроекты, на более востребованные сейчас «противопожарные» мероприятия?

- Сразу скажу, что федеральные средства мы не можем снять с национальных проектов, пока такого разрешения мы не получили. Краевыми деньгами (частично национальные проекты реализуются и за счёт них) мы можем распоряжаться, и мы это делаем: снимаем средства и направляем на медицину в первую очередь.

Каждый национальный проект состоит из большого количества разных мероприятий, и нам разрешили осуществлять переброску средств внутри проекта. Это очень правильное решение, потому что какие-то мероприятия сегодня в принципе не могут быть выполнены из-за ограничений, связанных с пандемией, и деньги, предусмотренные на их реализацию, мы можем перебросить на другие, более актуальные и востребованные, мероприятия.

- При каких условиях наступит следующий этап снятия ограничений?

- Сегодня разработан план поэтапного вывода экономики из ограничительных мер. Он состоит из трёх этапов (согласно общим федеральным рекомендациям). На первый этап мы вышли 12 мая, когда разрешили работать многим предпринимателям. Дальше нам предстоят второй и третий этапы, но пока ни один человек не сможет сказать, когда они наступят. Мы все очень надеялись, что с 1 июня перейдём ко второму этапу и ослабим ограничительные меры для бизнеса, откроем образовательные организации, магазины площадью до 800 кв. м, но врио губернатора Камчатского края принял решение продлить карантинные мероприятия до 11 июня. До этой даты точно будут стоять туризм, торговые центры, общепит. Потому что, к сожалению, у нас пока каждый день увеличивается число заболевших. Очень важный показатель – степень распространения инфекции, и по нему мы смотрим, можно открывать дальше экономику, или нет. На Камчатке этот показатель пока очень высокий, значительно превышает уровень, при котором можно переходить ко второму этапу выхода из ограничительных мер. Так что будем ждать и надеяться, что это время наступит как можно скорее.

Беседовала Эмма КИНАС, РАИ «КАМЧАТКА-ИНФОРМ»

2 июня 2020 г.

 
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 

При использовании материалов РАИ «КАМЧАТКА-ИНФОРМ» обязательным условием является размещение активной ссылки на источник