Главная    Эпицентр    Шутки в сторону. Поговорим о юморе


Шутки в сторону. Поговорим о юморе

31 Марта 2019 13:41
Шутки в сторону. Поговорим о юморе
Шутки в сторону. Поговорим о юморе

1 апреля – международный день смеха. День, когда любое неожиданное известие, будь то сообщение о падении Пизанской башни («Слышал? Она всё-таки грохнулась!») или о переходе на десятичную систему измерения времени («Ну, от наших депутатов и не такого можно ожидать!»), нужно воспринимать с изрядной долей скепсиса. Так что будьте на чеку, и, если вы стали объектом оригинального розыгрыша (или, может быть, сами кого-то разыграли), обязательно поделитесь этим в комментариях, ведь хорошая шутка всегда большая удача.

А мы тем временем попробуем выяснить, как живётся человеку, если смешить людей – его профессия? Где и над чем можно посмеяться на Камчатке, и кто готов веселить её жителей? Легко ли камчатским юмористам соревноваться с коллегами на столичной сцене? Обо всём этом и о других подробностях региональной и российской юмористической кухни мы беседуем с известным камчатским комиком Виктором Миллером – участником дуэта «Здарова!», трижды финалистом проекта «Comedy Баттл» на ТВ-канале ТНТ, резидентом проекта «Не спать!» (ТНТ), редактором, ведущим и участником проекта «Stand Up Kamhatka», редактором и ведущим открытой лиги КВН-Камчатка.

КВНщики – специалисты-универсалы

- Виктор, юмор для вас – скорее профессия, чем хобби. Как вы стали комиком?

- Как и 80 процентов юмористов в нашей стране, начинал с КВНа, в 2006 году. Когда в составе команды впервые полетел играть в другой город, в Санкт-Петербург, в официальную лигу, мне было чуть за 20. К сожалению, выездные игры были недолго. Мы успели поиграть в лиге «Балтика», дошли до финала, заняли третье место, хотя всё время выигрывали на протяжении сезона, в следующем году съездили в Москву, и команда перестала существовать – кто-то ушёл в армию, кто-то в семью. Я предпринял попытку пройти кастинг на «Comedy Баттл», и она увенчалась успехом.

- Жаль, что камчатская сборная КВН так ни разу и не вышла на сцену «вышки»...

- КВН – огромное количество лиг по всему миру, и прежде, чем попасть в «телик», команда играет в среднем по 5-8 лет. И за каждой командой стоят огромные деньги и приличный штат – если выступают трое, это не значит, что команда маленькая. За сценой может стоять сто пятьдесят человек авторов, реквизиторов, администраторов и т.д. Большинство региональных команд в России спонсируют местные власти, и это очень хорошо. КВН – отличная школа, которая куёт кадры. Те, кто не попадают в «телик», становятся нормальными региональными специалистами во всех областях, независимо от образования.

На битве смешных талантов

- «Comedy Баттл» пользуется огромной популярностью среди молодёжи всей страны. Трудно ли было пройти кастинг и выступать на сцене перед звёздным жюри и миллионной телеаудиторией?

- Это самая сложная сцена, на которую мне доводилось выходить. Отсев на кастинге очень большой. Прямо передо мной отсекли финалистку предыдущего сезона, несмотря на все прошлые заслуги. Но мы прошли без особых приключений. Отстояли шесть часов в очереди на улице, на морозе, потом зашли, показали свой номер и услышали: «Мы вас берём». В первом сезоне моим напарником по дуэту был мой друг Тимофей Иванов, но он перебрался жить на материк, и, к сожалению, дальше работать вместе стало невозможно.

Во второй раз мы проходили кастинг уже с Алексеем Кацевичем (я начинал играть в КВН гораздо позже, чем он, и мы – всё поколение молодых квнщиков – смотрели на эту команду как на богов. Они летали по России, были страшно крутые, и тогда я не мог представить, что буду сотрудничать с Лёшей, работать вместе и в одном гостиничном номере до трёх утра шутки писать). Нас запомнили, и в третий и четвёртый сезоны уже звали без кастинга.

- Вы выбрали непростой жанр – юмористический рэп, даже такие мэтры в жюри, как Гарик Мартиросян и Семён Слепаков, отмечали, насколько это нелегко и восторгались вашими номерами. При этом лавры победителя проекта доставались не вам. Вы не считаете, что, решившись выступать в сложном и необычном жанре, заведомо лишили себя возможности взять первый приз?

- Мы пришли к этому жанру, потому что «Comedy Баттл» это шоу талантов. Ты должен четыре раза выйти на сцену и чем-то удивить. Мы подумали, что сможем удивить песней, и, как показала практика, это получилось.

Сложно писать юмористический рэп, потому что тяжело найти темы, которые будут не странно звучать в этом исполнении, а в остальном – те же шутки, только у нас уходит больше времени, чтобы их зарифмовать. Конечно, более традиционные формы имеют преимущества. Стендаперы, к примеру, могут взять паузу, чтобы люди оценили шутку, посмеялись. У нас такой возможности нет. Это другой жанр, не совсем конкурентные величины, поэтому мы спокойно относились к тому, что не стали победителями, но каких-то результатов мы добились. В теле-юморе мы – единственные рэперы-комики в России!

И мы совсем не жалеем об участии в «Comedy Баттл». Есть отличная пора – студенческая жизнь, и этот опыт был чем-то подобным. Он дал возможность познакомиться с огромным числом людей (как и игра в КВН в центральных лигах) – и это потрясающие люди, самые талантливые во всей стране. Которые чем-то горят, единомышленники, профессионалы в разных сферах.

ТНТ – за кадром

- Вы сами несли расходы во время поездок на «Comedy Баттл» или искали спонсоров?

- Из расходов – только поездки на кастинг. В отличие от КВН (и это становится огромным шоком для всех квнщиков, которые поездили по стране, везде платили взносы за игру, сами искали себе жильё и т.д.), на баттл тебя привозят-увозят, одевают, кормят и оплачивают проживание.

Может быть, это продиктовано тем, что проект создают бывшие квнщики, которые сами играли и знают, каково упираться и искать деньги на проезд и питание вместо того, чтобы шутки писать. Креативные продюсеры баттла создают максимальные условия для того, чтобы приезжий народ заселялся в гостиницу и круглые сутки писал юмор.

- Параллельно вы стали сниматься в проекте «Не спать!», в котором тоже есть жюри и приз. В чём его отличие от баттла?

– Там соревновательный элемент не настолько важен, и на участников не давит так мощно то, что тебя могут скинуть на маты. Твоя судьба не решается здесь и сейчас, и если ты не прошёл в финал выпуска, то через два часа, переодевшись, снимаешься в следующей программе.

- Передачи снимаются с одного дубля?

- На баттле в основном всё снимается так, как есть. Если сзади сломался экран, и его надо починить, то могут и перезаписать выступление. Когда кто-то запинается, это обычно идёт в эфир, такие вещи используют, чтобы показать живую реакцию жюри и зала. У «Не спать!» другая задача, там нет цели выявить победителя, в первую очередь надо сделать программу. Из 14 песен, которые мы спели там, только две сняли с первого дубля, потому что у нас очень много текста, который надо произносить быстро и без запинки. Заучить песни было сложно, они дописывались и переписывались прямо здесь и сейчас.

- Все шутки проходят строгую проверку, прежде чем их услышат зрители?

- В любом юмористическом проекте на ТВ есть редактура, цензура, называйте, как хотите, в общем, люди, которые определяют, что можно, а что нельзя. И в баттле, и на «Не спать!» – три раза в день редактуры. Пишешь, переписываешь, приносишь, тебе говорят: «Смешно, но об этом нельзя шутить по телику», «Смешно, но не сработает по такой-то причине». Очень много разных частностей, и под них приходится подтачиваться.

Стендап Камчатка – где новая волна?

- А как сейчас обстоят дела с юмором в нашем регионе? Как поживает «Stand Up Kamhatka»?

- Как и везде: времена, когда какое-то движение представляло собой сжатый кулак и единую тусовку, прошли, и это применимо вообще ко всему. Если раньше все квнщики на Камчатке – и вообще везде – друг друга знали, тусовались вместе, то сейчас всё как-то уходит от общего к частному. Стендап-площадка – это небольшое число людей, основной костяк и те, кто занимается этим постольку-поскольку. Большинству наших стендаперов уже в районе 30 – возраст, когда люди уходят в семьи, в работу. А новые участники появляются не так часто, как хотелось бы. В КВН – понятно, почему: 15 лет назад КВН был единственным нормальным молодёжным юмористическим проектом. Сейчас он сменил направление, стал другим и работает со своим зрителем, видимо, этот зритель не входит в число молодёжи. Поэтому ощутимо снижается число команд КВН на региональном уровне. В Абакане в позапрошлом году сезон состоял из пяти команд, мы, обладая десятью, тогда смеялись над этим, а в прошлом сезоне у нас было шесть команд. Сказывается и то, что на Камчатке нет студенческой жизни. Нет движухи, какая была 20 и даже 10 лет назад. Слишком заметен отток молодёжи из региона. Все, кому хочется чем-нибудь заниматься, к сожалению, уезжают отсюда. Я люблю свой край очень сильно, но при этом не слепец и не глупец. Здесь тяжело развиваться и легко упереться в потолок в той или иной сфере. Грустно наблюдать, как из края высасывают все соки на самых разных уровнях. Высасывают деньги, людей, душу... это обидно. Таких мест, как Камчатка, на свете не много.

Что касается «Stand Up Kamhatka», то так называемая «кадровая проблема» сказывается и на нас. Новых участников немного. Поэтому мы «поставили на паузу» «Открытый микрофон» и сейчас мы готовим новый проект. Стендап-шоу, в котором комики не борются за денежный приз, а просто выходят на сцену и рассказывают людям всё, что они хотят. Мы сознательно уходим в более сжатую форму – будет меньше участников, но у каждого больше времени. Надеюсь, мы презентуем этот проект уже в апреле.

«Не наш праздник»

- Вы устраиваете друзьям розыгрыши 1 апреля? И вообще, много ли юмористы шутят, общаясь с людьми вне сцены?

- Если хочется кого-то разыграть, я делаю это независимо от даты. На самом деле, юмористы не воспринимают этот день как праздник. Наш «профессиональный» праздник – 8 ноября, день рождения КВН. Сейчас, правда, в основном всё свелось к тому, что квнщики пилят сториз в инстаграм или делают пост со своим лохматым фото, но кое-кто всё же собираются командами, отмечают.

По поводу розыгрышей и шуток – я давно перестал смеяться над вещами, которые смешат нормальных людей. Это, видимо, профессиональная деформация: на юмористическое шоу смотришь с точки зрения «ингредиентов», скажем так.

Большая часть юмористов – странные люди. Взять Луи де Фюнеса, он был грустным. Георгий Вицин – человек с дико трагичной судьбой и при этом хороший комик. Очень много современных стендаперов – интроверты. То, что человек юморит на сцене, никак не характеризует его в жизни и не означает, что он без шутки шага не ступит.

Писать шутки – это молчаливая, хмурая работа. Мы между собой говорим: «Шутки в сторону, мы пишем юмор». Полтора часа молчим, потом озвучиваем какую-то мысль и ещё полтора часа молчим. Шутки, которые рождаются сами собой, типа, вы с друзьями веселились, и родилась какая-то смешинка, – это первый год игры в КВН. Вы запомнили, принесли редактору, он сказал: «Это плохо, несите новое».

Тем не менее, писать шутки – такая же работа, как и любые другие, этому можно научиться. Хотите выступать в юмористических проектах – приходите к нам. Поможем, подскажем, направим. Связаться с нами можно через группу «Stand Up Kamhatka» «ВКонтакте».

Беседовала Эмма КИНАС, РАИ «КАМЧАТКА-ИНФОРМ», фото из архива Виктора МИЛЛЕРА

31 марта 2019 г.

Фотографии:

0
Мария
Виктор!
Я из поколения Лысикова, Куни, Безуглова, Косыгина. Жил на Камчатке 20 лет.Там Вышла моя первая юмористическая книжка.
Хотелось бы поддержать камчадалов-юмористов. У меня есть несколько подходящих
рассказиков, которые, мне кажется, годятся для большой сцены. Правда - это не рэп.
Хотя песни я пишу тоже.
Если хотите, пришлю.
Имя Цитировать 0
 
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений




При использовании материалов РАИ «КАМЧАТКА-ИНФОРМ» обязательным условием является размещение активной ссылки на источник